МЕРИЛ СТРИП

 

МЕРИЛ СТРИП

Мерил атрип в роли дьявола haute couture - это неожиданно. Еще неожиданнее то, что она своего дьявола

Защищает( Лорен КИНГ), Нью-Йорк

Мерил Стрип - редкая звезда Голливуда, которая не ведет себя как примадонна и не заботится о том, чтобы произвести впе-чатление на собеседника своим нарядом. Черные брюки и белый джемпер, спортивные туфли (в таких выходят на прогулку в Центральный парк) и мешковатая сумка, из которой она выуживает телефон, сопровождая долгие поиски в недрах своего замшевого «чудовища» словами: «Надеюсь, это не стихийное бедствие», - вот и все, чем может поживиться репортер, которому посчастливилось встретиться с ней. Она - редкая звезда, для которой помнить имя интервьюера - непременное условие общения с человеком. И если она заказывает чай себе, то обязательно предложит чашку и своему визави. Она полностью соответствует образу верной жены, состоящей в браке со скульптором Доном Гаммером вот уже за 30 лет, и матери, погруженной в заботы о своих трех дочках и сыне. Короче, нет ничего общего с Мирандой Пристли из романа «Дьявол носит Prada», главного редактора гламурного журнала, редкой стервы, воплощающей мир haute couture и «ад под глянцевой обложкой». Тем не менее именно Мерил Стрип сыграла в кино этого гламурного дьявола в юбке.

Фильм, как и книга Лорен Вайсбергер, называется «Дьявол носит Prada», но ваша Миранда Пристли, кажется, вовсе не дьявольское отродье?

Спасибо, что вы это заметили. Конечно, меня интересовал не столь прямолинейный образ. Мне было интересно создать характер противоречивый и сложный. Я думаю,что моя героиня - требовательный, очень дисциплинированный и честолюбивый человек, который считает необязательным тратить время на то, чтобы соблюдать в отношении своих подчиненных общепринятые нормы толерантности и деликатности. В этом она довольно-таки далека от большинства женщин, которым обычно свойственна терпимость и мягкость.

Несмотря на то что гламурная стерва из вашей Миранды все-таки получилась первостатейная, как вы сами ее интерпретируете?

Ради достижения в обществе высокого социального уровня, ради карьеры человек должен многим пожертвовать, но далеко не каж-дый на это способен. Между тем люди так или иначе обязаны принимать решения относительно своей жизни, чтобы то, чего они хотят, делало бы их счастливыми и приносило бы им удовлетворение.

С моей точки зрения, Миранда Пристли - человек, который хочет превзойти всех и на любом уровне, а это действительно трудно. Приходится многим жертвовать.

А вам самой приходилось чем-то жертвовать ради карьеры?

Нет. Шоу-бизнес, к счастью, был ко мне благосклонен, поэтому я могу работать, не тратя на кино все свое время. Я чрезвычайно недисциплинированный человек. И во многом полная противо-положность героине, которую сыграла. Но я ее понимаю, в некоторых аспектах восхищаюсь ею и нахожу в ней много общего с собой. Я ее понимаю как женщину, которая должна балансировать между карьерой и личной жизнью, работой и семьей. В отличие от Миранды, я - собрание ежедневных компромиссов. Миранда же карьерист и нонконформист одновременно. И если уж вы захотите ее осудить, то подумайте сначала о том, что любой человек, вы-бравший путь Миранды, как правило, столь многим пожертвовал, что и сам, конечно же, стал жертвой.

Вероятно,в индустрии развлечений и модельного бизнеса есть лю-ди, с которых вы скопировали свою героиню? Есть. Вы хотите услышать их имена? (Смеется.)

Если это собирательный образ, то можете хотя бы сказать, у кого вы заимствовали какие-то отдельные черты Миранды Пристли?

К сожалению, у нас не так уж много женщин на руководящих должностях. Большинство «моделей», с которых я скопировала свой персонаж, - это представители мужской разновидности начальников.

И по сравнению с ними, с теми, кого я знаю, моя Миранда ведет себя очень хорошо. По сравнению с некоторыми из тех, кто обладает властью в нашем бизнесе, она - настоящий дипломат. Знаю, что книга базировалась на впечатлениях женщины, которая работала помощником главного редактора Vogue Анны Винтур, но мне было неинтересно делать документальный фильм об Анне Винтур. Я ничего не знаю о ней. Я только раз встретилась с ней на предварительном просмотре фильма.

  Я - это собрание ежедневных компромиссов следую моде, ничего не понимаю в ее тенденциях.

Мы были представлены. Она благожелательно отозвалась о картине.

И вы даже не знаете, что фирменный знак Анны Винтур - очки Chanel? А ваша Миранда ходит в очках Versace.

Это мне уже позже критики объяснили... Признаюсь, намного забавнее играть большого босса, компилируя образ, основываясь на личном опыте. Можете ли вы сказать, что «Дьявол носит Prada» - феминистский фильм? Сказать так - это отличный способ, чтобы испортить фильму прокатную судьбу и обрушить кассовые сборы. (Смеется.)

Блеск взаймы

Считаете ли вы, что зрители могут чему-то научиться у вашей Миранды?

Не думаю. Кино - это не учебник. Зато уж точно ваша героиня - ходячая энциклопедия моды. Она меняет костюмы чуть ли не в каждой сцене!

И это, видимо, помогало вам в раскрытии ее характера?

Конечно, помогало! Я же печально известна всем художникам по костюмам как актриса, чересчур требовательная к одежде своего персонажа. Для меня одежда - это характер.

Однако в жизни у вас нет славы модницы.

Я не следую моде. Не разбираюсь в ее тенденциях. Это правда. Зато теперь, после роли Миранды, я больше понимаю в маркетинге.

И что этому способствовало?

Дело в том, что вся одежда, которую вы видите на мне в роли Миранды, - результат хитроумной работы художника по костюмам Патрисии Филд. Хитроумной - потому что, несмотря на блеск и изобилие вещей на экране, у фильма был очень ограниченный бюджет, тогда как только одна из сумочек Миранды стоила 12000 долларов. А таких дорогих сумочек в фильме должно было быть очень много. Поэтому Пэт пришлось полагаться на свои дружеские отношения с модельерами, упрашивая их дать нам вещи взаймы на время съемок. К счастью, люди из мира моды были очень-очень щедры. А потом мы должны были всего за две-три недели собрать из этой кучи тряпок множество полноценных, неповторяющихся комбинаций. Только у меня было 60 костюмов. И каждый должен был гармонировать с туфлями, поясом, украшениями, очками и так далее. И главное - одежда должна была идеально сидеть на мне! А это уже из разряда почти невероятного.

Тем не менее вы выглядите идеально! О, но чего мне это стоило! Пришлось ограничить себя в день одним стаканом вина и салатом, чтобы вписаться во всю эту одежду для женщин типа Умы Турман.

А вас не беспокоит то, что тем самым вы потворствовали идеологии современной индустрии моды, диктующей женщинам единые стандарты красоты?

Ну, я до этих стандартов точно не дотягиваю и образчиком красоты не являюсь. Но сама тенденция, конечно, беспокоит. У меня ведь три дочери, а общество вынуждает их так или иначе ориентироваться на тот ложный набор ценностей, который предъявлен нам рекламой, fashion-индустрией и глянцевой прессой. Это разрушительно, особенно для женщин.

Если вы так далеки от мира моды, что же заставило вас дать согласие на участие в «Дьяволе»?

Это был не «Дьявол»... Это был хороший сценарий, который убедил меня в том, что проект будет интересным. Или, если уж быть более точной, меня привлек интересный персонаж. Ну посмотрите на меня!

Я добродетельная женщина. Правда? Я совсем не похожа на Миран-ду. Правда? Но я могу ее сыграть и даже доказать, что она вовсе не ведьма, как все думают. Просто она хочет быть успешной и не желает тратить время на тонкости политеса в работе с подчиненными, что все же не делает ее ведьмой.

Однако кое-какими нечеловеческими чертами вы ее наградили. Меха на Миранде - это был ваш выбор?

У нас было коллективное творчество. Но меха, действительно, важная краска в характере Миранды, жесткой и шикарной женщины.

А ее прическа - коротко стриженные волосы, выбеленная до серебристого блеска седина?

Такое решение предложил Джей Рой Хелланд, мой гример и парикмахер уже много лет. Мы хотели создать совершенно определенный образ: женщину, которая ни на кого не похожа, такую, чтобы на показах мод в Нью-Йорке на нее сразу обращали бы внимание и безошибочно угадывали бы ее присутствие в толпе.

За образец мы взяли прическу Кармен, старой модели, которой я всегда восхищалась, а также прическу Лиз Тиберис из Harper's Bazaar, которую я немного знала, и еще моей знакомой Полли Меллон, много лет работавшей в Vogue. Эта прическа - дуэльная перчатка, брошенная индустрии моды и красоты. Вызов, который может позволить себе женщина, когда она уже выше всего и вся. Играя могущественного босса, вы сохраняли дистанцию с коллегами на съемочной площадке?

Близкие отношения на съемках могли осложнить работу. Я ведь должна была изображать безапелляционность и жесткость в общении со своими ассистентками, поэтому ни с Энн Хэтэуэй, ни с Эмили Блант я не могла разделить ни ужин после работы, ни веселье в перерывах между съемками. Я посчитала невозможным участвовать в их жизни за пределами съемочной площадки. У меня было одинокое положение, но я сама так захотела. Полагаю, что в конечном счете это оправдалось результатом.

Кино-дива

 Свой сценический псевдоним Арлетти, французская кинозвезда 30-40-х, позаимствовала из мопасановской новеллы «Арлетт». Ее настоящее имя было витиеватым и длинным - Леони Мари Жюли Батиа. Женщина она была статная, как памятник, и непростая.

Не то что бы характер вздорный, скорее, нет. Просто общаться с ней могли единицы. Она мало интересовалась бытовой стороной жизни, терпеть не могла женские сюсюкания и имела мужской склад ума. Несмотря на то, что в юности Арлетти трудилась на швейной фабрике, ходила по подиуму, стучала на машинке, а потом махала ногами в парижских мюзик-холлах, гоняла она ухажеров от себя, как шелудивых собак. Впрочем, и гонять-то их особо не требовалось, так, шикнуть пару раз. Поступь этой женщины наводила трепет на самых удалых французов. При знакомстве с Арлетти они несли чушь, теребили робкими пальцами цветочки, их закрученные усы немедля обвисали, и кавалерам ничего не оставалось, как позорно бежать куда-рибудь подальше от этой большой насмешливой красавицы. Наверное, поэтому настоящий счастливый роман она смогла завести лишь с бесстрашным фашистским офицером, разрушив тем самым всю свою дальнейшую жизнь и прекрасные планы великого режиссера Марселя Карне, любившего ее всем сердцем и снявшего с ней свои лучшие фильмы. В 1944 году, после освобождения Парижа, обвиненная в коллаборационизме, Арлетти тут же оказалась в тюрьме. И, несмотря на то, что именно она играла в антифашистских фильмах Марселя Карне «Вечерние посетители» и «Дети райка», которые он умудрился снять прямо под носом у немцев, Арлетти пришлось отсидеть в заточении 120 дней, а потом 2 года оттрубить на каторлсных работах. Спустя время Франция простила отступницу. В 1956 году ее даже пригласили в Канны как члена жюри. Но все было уже поздно: красавица еще играла в кино и театре, но неумолимо старела, а после автокатастрофы стала стремительно терять зрение. Снявшись в 1962 году в американской картине «Самый длинный день», 64-летняя актриса поставила финальную точку в своей карье

ре и уединилась в парижской квартире, где прожила еще долгих 30 лет в кромешной тьме и полном забвении. Но в 1992 году о ней все-таки вспомнили. Париж провожал свою легенду в последний путь с глухими рыданиями, стройными рядами пройдя через весь город к Пер-ла-Шез. Теперь ее фильмы - предмет коллекционирования, а биография так и просится на экран и страницы женских романов.

ДЕТИ РАЙКА Мелодрама Режиссер: Марсель КАРНЕ В ролях: Жан-Луи БАРРО, АРЛЕПИ, Пьер БРАССЕР,

Мария КАСАРЕС, Пьер РЕНУАР Франция 1945 2 диска Film Prestige Эту тонкую мелодраму о любви и театральном закулисье Марсель Карне снимал в оккупированной Франции, чудом сохранив материал трехчасового фильма. На парижскую премьеру 9 марта 1945 года Арлетти, исполнительницу главной женской роли, не пригласили. Ей пришлось утешиться тем, что картина удостоилась золотой медали на Венецианском кинофестивале, а Жак Превер был номинирован на «Оскар» за лучший сценарий.

ОБОЗРЕВАТЕЛЬ Ника МОТЫЛЬКОВА

 

 

Арбат Престиж 2006/10


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить