Персона- книги

 

Считается, что триллеры - это не женская литература. Но нет правил без 

Прежде чем наити свою тему, Тесс Герритсен перепробовала разные жанры - от мелодрамы до научной фантастики. А про-славилась как создательница оригинальных романов, которые критики дружно окрестили «медицинскими триллерами». Сейчас Герритсен - модный автор 17 романов, многие из которых стали бестселлерами.

Ее книги изданы на двадцати языках. Биография у этой очаровательной женщины небанальная. Прадедушка-знаменитый китайский поэт. Отец - владелец рыбного ресторана. Сама Тесс родилась в Сан-Диего, получила медицинское образование, практиковала. Поэтому все, что касается медицины в ее романах, - точная, профессиональная работа.

Писательнице удается заглянуть в такие потаенные глубины души, о которых может знать лишь доведенная до отчаяния женщина. Ее книги, по определению американской критики, «о женской храбро-сти, которая и есть карающий меч Добра». Самый выразительный комплимент коллеге сделал Стивен Кинг: «Тесс Герритсен - обязательное чтение в моем доме». Сейчас в России вслед за бестселлерами «Хирург» и «Ученик» выходит в свет новый роман - «Грешница».

Представьте себе человека, который не читал ни одной вашей книги. Как бы вы представили ему свои романы и свой стиль?

Я пишу напряженные психологические детективы с быстро развива-ющимся сюжетом и множеством медицинских деталей.

Что вы можете сказать о своих постоянных читателях?

Мне кажется, они чем-то похожи на меня. Их интересует окружающий мир, увлекает наука и судебная медицина. Они с головой бросаются в омут очередной детективной интриги. Они, в основном, люди образованные.

Часто встречаю среди них педагогов, инженеров и профес-сиональных медиков. Думаю, мы все разделяем одну страсть - узнавать новое.

Ваши самые известные романы «Хирург», «Ученик» и «Грешница» могут показаться излишне натуралистичными для женщины.

Я не просто женщина, я врач. И по роду своей деятельности повидала достаточно крови. Но уж поверьте мне, как доктору, мертвое человеческое тело дает сыщику множество ключей к расследованию преступления! Я даю возможность своим читателям зайти в лабораторию патологоанатома и посмотреть, что там происходит. Когда пишу о смерти, просто описываю то, что врачи видят в реанимации и операционной. Для меня эта тема не так ужасна. Я описываю смерть такой, какая она есть на самом деле. Некоторых читателей это приводит в ужас. Но, думаю, я должна быть честной.

Когда вы начали писать? И почему именно триллеры?

Мой первый опубликованный роман увидел свет в 1987 году. Это был романтический триллер «Позвони после полуночи». После него, один за другим, я написала девять романтических остросюжетных романов, а потом решила взяться за свой первый медицинский триллер.

Так появилась «Жатва». Я с детства больше всего любила детективы. Мне нравились книги с динамичным сюжетом и сильными героинями, поэтому с самого начала я считала триллер самым естественным для себя жанром.

Не жалеете, хотя бы иногда, что бросили вполне успешную карьеру врача и стали профессиональным литератором?

Не жалею. Я оставила медицину, потому что оказалось трудно сочетать работу и материнство. Тогда сыновья были еще маленькими, а меня частенько вызывали в больницу по ночам. Поскольку мой муж тоже врач, то иногда нас обоих вызывали ночью. Приходилось таскать с собой сонных малышей. Я была очень рада, когда появилась возможность оставаться дома с детьми да еще заниматься творчеством. Стать врачом и писательницей - это была такая детская мечта?

Я, дочь китайского иммигранта, росла в округе, где, кроме меня, не было детей-азиатов. Это очень тяжело ощущать свою принадлежность к меньшинству. Мне было трудно в школе, которая так меня по-настоящему и не приняла. Я росла с четким ощущением: чтобы добиться успеха, мне придется работать гораздо больше, чем другим. Но, как и большинство китайцев, я всегда верила, что тяжелым трудом и упорством можно достичь любой цели. Я с детства хотела стать писателем. А еще мне хотелось быть врачом и космонавтом. Так что два своих желания из трех воплотить в жизнь удалось!

А как же лавры великой сыщицы? Неужели не хотелось разгадывать, искать, расследовать, вычислять серийных душегубов?

О, да! Вынуждена признаться, что четвертой профессией, о которой я мечтала в детстве, была профессия агента Федерального бюро расследований. Но я уже тогда была реалисткой, поэтому понимала, что Я врач. И за свою жизнь повидала.

А вот Маура Айлз, напротив, очень похожа на меня. Я считаю себя логичной и сдержанной. Я твердо убеждена в действенности науки. У нас есть и биографические совпадения. Например, мы обе окончили колледж Стенфордского университета и получили медицинскую степень в университете Сан-Франциско. К тому же она, как и я, играет на пианино!

Почти в каждом интервью вы рассказываете о своем увлечении музыкой. Это у вас от Шерлока Холмса? Его тоже вдохновляла игра на скрипке.

Я по-прежнему играю на скрипке и пианино. Не уверена, что игра на скрипке помогает писать. Думаю, она хороша для расслабления и отдыха. Обожаю ирландскую музыку! Несколько лет назад, когда ездила в Ирландию, брала с собой скрипку и играла во всех пабах подряд. Моя любимая скрипка сделана в Канаде и звучит мощно и громко. Как раз для шумных пабов.

А что слушают ваши героини?

Джейн Риццоли любит то, что мы в Америке называем «легкой» музыкой, - популярные песни с запоминающимися мелодиями. Мауре, напротив, нравится классика.

Какие ароматы ассоциируются с этими незаурядными женщинами? Джейн Риццоли ни за что не стала бы пользоваться парфюмом! Она слишком практична для этого.

А Маура Айлз не пользуется духами из чисто профессиональных соображений. Весь день ей приходится работать с трупами, поэтому искусственные ароматы могут помешать уловить запахи, важные для клинического исследования.

Интересно, а у вас есть любимая косметика?

Ежедневно пользуюсь увлажняющими средствами от солнца (моя любимая марка - Olay) и черным карандашом для глаз. Поймите, я живу в штате Мэн, в сельской местности, здесь большинство женщин ходит без макияжа. Для особых случаев в моей косметичке есть зеленые тени для век, тушь и ярко- красная помада.

В СМИ была информация, что компания Universal Pictures приобрела права на экранизацию «Хирурга». Как складывается кинематографическая судьба ваших романов?

Я продала права на экранизацию нескольких своих книг, но ни одна пока не превратилась в фильм. Они все, как любят говорить в Голливуде, еще «в работе». Надеюсь когда-нибудь увидеть их на экране. Не знаю, кто из актрис подошел бы на роль Джейн Риццоли, но Кэтрин Зета- Джонс представляется мне идеальным воплощением Мауры Айлз.

Да,весьма и весьма маловероятно женщине сделать подобную карьеру. Скажите, тот страшный мир, который вы создаете в книгах, вас не пугает?

Иногда пугает. Но включите новости! Неужели мир, который реально существует вокруг нас, не пугает? Куда там моим фантазиям! Знаете, иногда всерьез пугают собственные читатели. У меня случались неприятные встречи во время рекламных поез-док, когда подходят темные личности и стараются посвятить тебя в интимные подробности своих фантазий, связанных с насилием. К сожалению, в мире много насилия, и мои книги - их отражение. Но в некотором смысле писать такие истории - значит, бороться с собственными страхами. Что для вас хороший триллер? Читаете кого-нибудь из коллег? Триллер должен взволновать меня настолько, чтобы мое сердце забилось быстрее. В нем должна быть завораживающая загадка, тайна, которую интересно разгадывать. Чужие триллеры читаю редко. Если есть свободное время, то с удовольствием читаю книги, совсем непохожие на мои. А среди авторов триллеров мне нравятся Джеффри Дивер и Дуглас Престон.

Ваши постоянные героини Джейн Риццоли и Маура Айлз чем-то похожи на свою создательницу?

Патологоанатом Джейн Риццолимой антипод. Жесткой и агрессивной я уж точно никогда не была.

 

 

Арбат Престиж 2006/10


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить