КАРЬЕРА- УСПЕХ

КАРЬЕРА. УСПЕХ

В Подмосковье появилось нечто неожиданное и прекрасное - парк птиц. Его основатель, вдохновитель и генеральный директор - Татьяна Белявская

интервью Елена БЕЛЯЕВА

Парк птиц «Воробьи» - это 75-й километр Калужского шоссе.

И область тоже Калужская, Жуковский район, хотя от Москвы до деревни с птичьим названием Воробьи ближе, чем от Калуги. От трассы до парка минут пять езды по деревенской дороге, после которой большая асфальтированная парковка на входе так же изумляет, как и птичий рай, который ждет посетителей за воротами.

В нашей стране таких ярких примеров созидания, когда на совершенно пустом месте появляется что-то, что исправно функционирует и приносит очевидную пользу и удовольствие окружающим, можно пересчитать по пальцам. А «Воробьи» - это первый отечественный частный парк птиц, который создавался по образу и подобию лучших парков мира. Конечно, к взятым за образец идеалам «Воробьи» пока только стремятся. Но ведь три года назад здесь вообще ничего этого не было.

А что здесь было раньше?

Убыточный совхоз. Попали мы сюда совершенно случайно. Сначала несколько лет искали место для парка, общались с представителями администраций районов Московской области. Многие были готовы нам помочь, но как только речь заходила об участке, все разговоры прекращались. Хотя мы ничего не просили задаром, мы готовы были этот участок купить, но никто не продавал. А попали сюда, увидели, прогулялись и поняли, что это место очень подходит для такого парка. За счет окружения, рельефа, реки... Но участок не продавался отдельно от совхоза, которому он принадлежал. И мы купили совхоз. Так что теперь у нас есть коровы. Молоко, между прочим, очень хорошее, покупает Danone. Вы превратили убыточное предприятие в совхоз-миллионер?

До миллионера, конечно, далеко, но мы надеемся, с ним все будет.

В прошлой, доптичьей, жизни Татьяна вместе с мужем работала в одном из НИИ авиационной промышленности: она - старшим научным сотрудником, он - начальником отдела. Татьяна - кандидат технических наук, автор ряда статей и изобретений

в порядке. Впрочем, совхозом ведает муж, я - только парком.

Когда парк появился?

Открытие состоялось год назад, в начале июня, а идея возникла в 2003 году. Мы задумывали этот парк как место семейного отдыха и экологического туризма. Здесь прямо от ворот начинается экологическая тропа. Там потрясающе красиво. И река Истья чистейшая.

Это семейное предприятие?

Юридический статус: некоммерческое партнерство. Но партнеров у нас, к сожалению, очень мало.

Птицы - это ваша профессия?

Нет, птицами с детства увлекается муж. Они у нас всегда жили. Когда их стало много, мы эмигрировали из Москвы в область, поменяли квартиру на дом в Нарофоминском районе. Но наступил момент, когда число птиц превысило все разумные пределы. Предел - это сколько?

У нас жило тогда почти 300 попугаев. У нас большой дом, с большим участком, птицы жили в клетках и вольерах. Мы ухаживали за ними, и школьники из соседних школ приходили смотреть на них.

Сколько у вас сейчас птиц?

Около полутора тысяч, 250 видов и пород. Когда мы только придумывали концепцию парка, то сразу решили, что будет три основных направления. Первое - экзотические птицы, то, в чем мы были сильны. Второе - отечественные птицы, в которых мало кто разбирается: ворона, сорока, воробей... Много хищников, совы. И третье направление, что тоже необыкновенно интересно, - домашняя птица. Ведь очень мало людей, которые держат дома чистопородную птицу, между тем как разнообразие тех же кур поражает. Они бывают необыкновенно красивы, хотя понятно, что все они произошли от одной-единственной банкивской курицы. У нас есть потрясающие голуби, в том числе мясные породы, несколько пород уток, гусей.

Где вы берете птиц?

Сейчас есть фирмы, которые занимаются покупкой животных и птиц в других странах и продажей их здесь. Кроме того, существуют любители, которые держат редких птиц. От них тоже иногда птицы попадают к нам. Но наша нынешняя задача - вывести эту создан-ную нами структуру на самоокупаемость. В отличие от большинства зоопарков мира, которые существуют на дотации, мы не имеем такого дополнительного источника финансирования. Через год, максимум через два, парк должен начать кормить себя сам.

За счет продажи билетов?

Да, и экскурсионных услуг - это во- первых. Во-вторых, за счет кафе на территории, магазинчика с сувенирами и книгами о птицах. В-третьих, за счет разведения птиц и их продажи. А когда речь идет о дикой экзотической птице, мы выполняем функцию не только насыщения рынка, но и природоохранную.

Ведь даже если мы не будем касаться контрабанды, надо пони-мать: когда торговец ввозит птицу в страну, пусть совершенно легально, ради того чтобы доставить одну птицу, он вылавливает десять.

Потому что одна может умереть? Умереть, заболеть. Те инфекции,которые в диких условиях обычно присутствуют у птиц, но не мешают им жить, в момент стресса, вызванного трудной транспортировкой, начинают быстро развиваться, и птицы часто просто не в состоянии пережить дорогу. А что касается привезенных к нам крупных попугаев, которых многие так мечтают завести у себя, то, попав в дом взрослыми, они почти не поддаются приручению. В то время как попугаи, родившиеся и выросшие здесь, в парке, совершенно ручные. И такими ручными и доброжелательными они остаются на всю жизнь.

 Но развиваться всему этому было уже некуда. Тогда мы и поняли, что пора создавать парк.

А на какие деньги?

Когда наступила новая жизнь, муж создал свой бизнес, и там все, слава богу, в порядке. Фирма, которая занимается комплектацией авиационных предприятий, в которой он совладелец и генеральный директор, благополучно функционирует уже 15 лет. Конечно, это не нефть и не банковское дело, но его бизнес позволил нашей семье достойно жить все эти годы и даже накопить те самые средства, которые со временем были вложены в парк. Кроме того, бизнес позволил нашей семье (прежде, по причине секретности, категорически невыездной) увидеть мир и знаменитые парки птиц на Бали, в Южной Африке, на Канарских островах. Понятно, что летали мы туда не ради собственно путешествия, а именно ради птиц. Потом побывали в самом крупном парке птиц Европы, в Германии. И все как-то сошлось: желание сохранить и увеличить коллекцию птиц, создать нечто новое, не имеющее аналогов в стране.

Какаду из «Воробьев»

Ваши питомцы активно размножаются в неволе?

Размножаются, только есть одно «но»: в неволе крупные попугаи могут создавать пары, откладывать яйца и иногда даже их высиживать. Но в подавляющем большинстве случаев они не выкармливают своих птенцов. И в зоопарках это делают сотрудники. А кормить новорожденного птенца надо каждые два часа, в том числе и ночью.

И сколько у вас сотрудников?

Вместе с охраной и садовником, но не считая тех, кто занят в кафе и магазине, в парке работают 17 человек. Для сравнения: в Московском зоопарке, включая зоопитомник под Волоколамском, работает 1021 человек, если верить данным сборника Евроазиатской региональной ассоциации зоопарков и аквариумов, в которую входят все зоопарки СНГ и многие парки Восточной Европы.

Вы туда тоже входите?

Пока нет, в силу молодости. Но ассоциация издает справочник, в который парк «Воробьи» дает сведения о своей работе. Согласно данным за позапрошлый год, когда наш парк еще официально не открылся, по количеству потомства «Воробьи» опережают все российские зоопарки.

А какаду, например, в этом году родились только в «Воробьях».

Почему?

Потому что для «Воробьев» разведение птиц - источник суще-ствования. А для прочих зоопарков - дополнительная головная боль.

Зимой,насколько я поняла, парк не работает?

Да нет, зимой тоже бывают посетители. Фазаны, орлы, дрофы - все они находятся в помещениях, укрытых от ветра, но на них можно посмотреть.

Попугаев, начиная с ноября, не показываем, но вот тех же павлинов увидеть можно. Мы их тоже укрываем от ветра. Они привыкли и хорошо себя чувствуют.

Я обратила внимание, на вольере с филинами висит табличка, что у них есть спонсор - Ассоциация ветеранов внешней разведки.

Да, потому что у них филин на эмблеме. Мне бы еще надо найти спонсора для пеликанов - они съедают по 5 кг рыбы в день. Я даже подумала, что это могла бы быть какая- то рыбная компания...

Главное, чтобы потенциальные спонсоры сюда приехали и увидели все это великолепие. Когда попадаешь сюда, кажется, что в дру-гую страну попал. Все вылизано, пруды с пеликанами чистейшие, и с журавлями, и даже парковка - мало где в Москве такую увидишь. Год назад парковки еще не было.

И много чего еще и сегодня нет того, на что нам надо заработать.

 И хорошо бы как-то решить проблему с транспортом: добраться до «Воробьев» можно или от Обнинска на автобусе, или пешком от станции Балабаново - ближайшей по Киевской железной дороге. Но у автобуса очень неудобное расписание, и реально приехать в «Воробьи» можно или на собственном автомобиле, или с экскур-сионным автобусом.

Уже существуют экскурсии в «Воробьи»? Да, московские турфирмы их организуют. Вообще, многие уже знают о нашем существовании, и даже Николай Дроздов посвятил нам четыре получасовых передачи. А что касается организационных проблем, то понятно же, что существуют вещи совершенно незатратные, но требующие внимания. Например, бумага в туалетах. И чтобы каждый вечер убирали мусор с дорожек. Понимаете, с самого начала должен быть заложен правильный уровень, ниже которого нельзя опускаться. Надо его определить, а потом просто поддерживать.

 

 

Арбат Престиж 2006/10


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить