Командор

 

 

 

Лидия Шамина («Известия»)

К фрикам я испытываю особую нежность. Потому что надо иметь колоссальное мужество, на редкость здоровую психику, трезвый ум и уж совсем редко встречающееся чувство любви к людям, чтобы, не обращая внимания на улюлюканье толпы, идти себе по улице в чудном наряде и чувствовать себя при этом абсолютно спокойно. Такова Зандра Роудз: ярко-розовые волосы, темно-зеленые тени от бровей до середины щек, вся в замысловатых кольцах и браслетах, в очках со стразами, рот в оранжевой помаде. Глаза горят, хохочет, темпераментно жестикулирует - все ей интересно. Смешная девчонка, хотя, судя по возрасту, давно должна бы болтать только об артрите и печени. Вот такая бывает обманчивая внешность. И все потому, что перед вами не просто странноватая тетенька, а знаменитый лондонский дизайнер Зандра Роудз, кавалер почетного ордена Commander of British Empire, почетный доктор восьми университетов, основатель лондонского Музея моды и текстиля, а в прошлом году на открытую в ее честь выставку народ ломился с утра до вечера. Ее платья давно стали классикой, и такие знаменитые адепты винтажа, как Том Форд и Анна Сью, гоняются за ними по всем аукционам. Ее клиентками были Жаклин Кеннеди и принцесса Диана. Элизабет Тейлор, принцесса Кентская, Кайли Миноуг, Кейт Мосс, Сара Джессика Паркер, Ума Турман и Келли Осборн по-прежнему в рядах преданных поклонниц Зандры Роудз.

Три месяца назад Зандра прилетала в Москву открывать Российскую Неделю Моды RFW коллекцией «Кружевные крылья бабочки». Легкая, смешливая и необыкновенно доброжелательная. Такая же получилась и коллекция: лаванда и бирюза, изумрудная зелень и много розового. Когда в конце на подиум вышла сама Зандра, в невероятном платье из то, что мне нравится, чтобы

выразительные руки, порхающие как птицы, улыбку, не сходящую с лица, невольно вспоминаешь, что у настоящей женщины нет возраста. Я тут же выпаливаю ей эту сентенцию. Зандра расцветает: «Я запомню вашу фразу. Действительно, женщина всегда должна чувствовать себя молодой, что бы ни происходило в ее жизни. В Лондоне я слишком часто вижу женщин, у которых «нет лица», безрадостных женщин. Зачем так обеднять себя? В жизни столько радости, надо уметь видеть ее и оставаться собой. Я всегда делаю только то, что считаю нужным, и меня не волнует, что об этом говорят другие. Нельзя изменять себе, этим вы «стираете» свой истинный образ. Когда я утром открываю шкаф, выбираю только базовые свитера и брюки покупаю».

Винтаж. Это увлечение вот уже несколько лет правит миром.

И Зандра Роудз - одна из зачинщиц зарождения интереса к нему. Одежда, которую с 1969 года создает Зандра, многие коллекцио-нируют, а музеи покупают для своих собраний. Первый успех ей принесла коллекция кафтанов из шелка и муслина. Это были такие странные одежды, что женщины приходили просто посмотреть на них, но никто не решался купить. Сегодня это дорогущий раритет.  «Спрос рождает предложение, - g смеется Зандра Роудз. - И сегодня о я стараюсь никого не разочаровывать. Если мои «странные платья» нравятся, то это значит, что женщины стали ощущать себя более свободными».

Вспоминая о работе с принцессой Дианой, Зандра улыбается с нежностью. «Знаете, она грызла ногти от волнения, такая была застенчивая. Она пришла ко мне неожиданно, попросила сделать несколько платьев. Когда я сделала перед ней традиционный британский книксен, она очень смутилась. Я сделала ей девять платьев, но так и не узнала ее душу по-настоящему».

 «Я очень много путешествую. И всегда с блокнотами. Зарисовываю все, что считаю выдающимся, даже если это простой деревенский мальчишка в национальном костюме или содержимое повозки старьевщика: подробно, с описанием цвета, формы, размеров (иногда это занимает несколько страниц). Это невероятно полезно, потому что дома я могу абсолютно четко восстановить чудесные картины и впечатления от моих странствий, которые в конце концов превращаются в платья. Хожу от эскиза к эскизу и с удо-ольствием фантазирую. Добавлю острого, усилю ярким, чуть перемешаю.

Том Форд покупают для музейных собраний. А у самой Роудз нет ни Дома моды, ни даже собственного бутика.

Случалось, что звезды в ярости отвергали заказанные заранее платья от знаменитых дизайнеров и среди ночи звонили Зандре: «Выручай! Через неделю «Оскар», а идти не в чем!» Не слушая лепета о сроках, тут же твердыми голосами требовали: «Сама понимаешь, нужно нечто совершенно сногсшибательное!» И Зандра, глядя на фото звезды, старалась понять, что имелось в виду Например, так она много раз работала с Элизабет Тейлор. «Это очень увлекательно: угадывать, что им хотелось бы сказать своим нарядом». Банальный вопрос о том, откуда она берет идеи. 

Мы смеемся: я сравниваю этот процесс с приготовлением обеда. Зандра оживляется еще больше: «Если окажетесь в Лондоне, то непременно заходите ко мне. Я обожаю готовить и делаю это не хуже, чем шью. А еще я люблю возиться в саду.

 Он маленький, но в нем такие щ прекрасные камелии - моя гордость». Знаменитый на весь мир з дизайнер совсем небогата: у нее  нет своего Дома моды и бутика,  лишь маленький отдел в лондонском универмаге Harrods продает g ее модели, а чтобы создать Музей  моды, ей пришлось продать свой дом в Ноттин-гхилле. «Бойфренд устроил залог в банке, а это чертово правительство не сделало ни шагу навстречу, - беспечно улыбается Зандра Роудз. - Но когда я вижу лица студентов, которые приезжают со всего мира, чтобы получить знания в моем Музее моды, я забываю обо всем. Это так приятно делиться тем, что знаешь». Зандра задумывается, мечтательно замирает, как-то странно кивает носом, и вдруг я понимаю, что она просто-напросто засыпает. Еще бы, двое суток без отдыха: то кастинг, то дефиле, то ТВ, то пресс-брифинг. И все со страстью, с эмоциями, отдаваясь каждому занятию предельно искренне. Злобная журналюга, я незаметно касаюсь ее ноги под столом. Она вскакивает и устремляет на меня абсолютно ясный взгляд.

На провокационный вопрос, что бы она сделала, если бы вдруг разбогатела, Зандра не раздумывая отвечает: «Открыла бы большой магазин». И вместе со своими моделями она бы продавала бижу своего друга, знаменитого дизайнера и художника Эндрю Логана, ведь «украшения усиливают впечатление от модели, могут даже кардинально поменять его, особенно украшения-перформансы. Они дают столько поводов для фантазии». На моду дизайнер внимания не обращает вовсе. Для нее важно, чтобы одежда выражала сущность человека. «А эти модные тенденции, - опять весело хохочет Зандра, - последнее дело». Какая разница: рукава- фонарики в моде или юбки-пачки. «Всем одеваться в модные именно в этом сезоне вещи - довольно скучно. Сегодня у всех есть колоссальный выбор, и грех не воспользоваться теми идеями, которые каждый день выбрасывают в мир дизайнеры».

 

 

Арбат Престиж 2006/7


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить