"Закуличные" страсти

 

 

КУХНЯ

 Канун православной Пасхи даже невоцерков- ленную публику настраивает на чревоугодие

I Капитолина ПУЗЫРЬКОВА

Лучшее описание пасхального обеденного настроения нам оставил Иван Шмелев в романе «Лето Господне»: «Обедают. Уже не видно ни куличей, ни пасочек, ни длинных рядов яичек: все съедено. Земли не видно, - все скорлупа цветная. Дымят и скворчат колбасники, с черными сундучками с жаром, и все шипит. Пахнет колбаской жареной, жирным рубцом в жгутах. Привезенный на тачках ситный,

великими брусками, съеден... Съеден молочный пшенник, в больших корчагах. Пильщики просят каши. И - каши нет. И последнее блюдо студня, черный великий противень, - нет его. Пильщики говорят: будя! И розговины кончаются. Слышится храп на стружках...» Так отмечали Пасху век назад. Но изобилие должно и сегодня чувствоваться в праздник во всех съедобных жанрах. Куличом с пасхой, как и трижды разукрашенными яичками, тут не обойдешься.

Говоря «пасхальная еда», мы подразумеваем «русская». Все, что можно было есть на Руси не в пост (а постных дней было больше, чем скоромных), тем и разговлялись. История сохранила немало документов, подтверждающих это. Многие из них уцелели, оказавшись за границей, в частности, в Лондоне, где в архивах хранятся и «Роспись царских кушаний»

XVII века, и «Годичная роспись кушаний патриарха Адриана» (последнего, после смерти которого Петр I упразднил патри-аршество), и «Роспись кушаний Троице-Сергиевой лавры». Благодаря этим документам мы можем судить о том, чем питались и разговлялись 300 лет тому назад на Руси.

Сразу скажем, что мясо не было главной едой, а из того мяса, которое в принципе ели, большим почетом пользовалось самое полезное - баранина. Свинину и говядину готовили реже, а телятину не ели вовсе, поскольку в песнях церковных телица - символ Богородицы. Иван Грозный дошел в своей ортодоксальности до того, что устроил показательную казнь поедавших телятину: людей загнали на лед на Москва-реку, а потом лед под ними обрубили. А при Лжедмитрии, который устроил телячий стол, случился «телячий бунт» - православные не могли питаться мясом теленка.

Ягнятина, запененная с помидорами, оливками и кедровыми орешками

На первом же месте из съестного была ры ба - главный символ христианства. До IV ка вместо креста христиане даже И самая распространенная форма пекли на Пасху всегда) напоминает века назад готовили и троя-рыбу - судака и щуки, символизирующих и Святого Духа.

 Это было тельное (название от тела Христова) из судака, которое в свою очередь укладывалось в тельное из щуки, а уже оно - в тельное из осетра. Для тех, кто чувствует себя неуверенно в терминологии, поясним: чаще всего тельное готовили из отварной рыбы, но иногда и из пряженой (жареной в масле, когда масла не много, а чуть-чуть). Осетровая икра в старой традиции символизировала зарождение Иисуса Христа. Только цвет ее определялся тогда иначе: существовала икра белых, черных и красных рыб. Белая рыба с мелкой чешуей, черная - с крупной, а красная - осетр. Красная не по цвету, а по качеству, как Красная площадь. Осетров подавали в разном виде: отварных, пряженых, запеченных, копченых, даже на-чиненных гречневой кашей. 

пирог с визигой - пасхальная классика

осетр с раками - одно из самых праздничных блюд русской кухни

В свое время личный повар министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе, а потом экс-шеф посольств СССР в Осло и Лондоне. Именно ему, добывшему в лондонских архивах не один древний рецепт, мы во многом и обязаны восстановлением аутентичной православной кухни.

И тому же господину Корсакову, кстати, надо сказать спасибо за освобождение от многих кулинарных заблуждений. «Историки утверждали, например, - говорит Олег, - что русские ели щучьи головы. Да не ели русские щучьи головы. У них была щука-го-лова, то есть крупная щука.

И севрюгу копченую так, как ее делали, теперь правильно почти нигде не готовят. К примеру, во Франции сдирают с рыбы шкуру, и весь дым оседает прямо на филе. И они называют это «русской севрюгой». Кроме того, там часто берут рыбу, выросшую в неволе, а она не имеет должного вкуса».

 Опытные кулинары считают, что главное условие кулича - идеальные продукты. И чтобы всего было много. Некоторые старые рецепты куличей требовали до сотни яиц на 2 кг муки. Мука должна быть просушена и дважды просеяна сквозь мелкое сито. Масло должно быть сливочным, молоко, сливки и дрожжи свежайшими. Потому что печь кулич на лежалых дрожжах так же бессмысленно, как опохмеляться чаем. Но печь его на свежих все равно трудно, поэтому прежде чем решиться на подвиг, надо по-заботиться о пряностях: шафран, ваниль, кардамон, гвоздика. И о начинке: цукаты с изюмом, которые в этом пасхальном чуде не дополнение, а обязательные его составляющие.

 Кулич «Домашний» (рецепт В. В. Похлебкина)

1 кг муки, 50 г дрожжей, 1-1,5 стакана молока, 10 желтков, 3 белка, 250 г сахара, 200 г сливочного масла, 100 г изюма, полрюмки коньяка, 25 г цукатов, 3 ч. л. лимонной цедры или 1 ч. л. кардамона, 1/2 ч. л. мускатного ореха, 1 ч. л. шафранной настойки (или чуть- чуть сухого шафрана), 3-4 ч. л. ванильного сахара, щепотка соли.

Для опары в 1/2 стакана кипящего молока заварить 100 г муки, быстро размешав деревянной ложкой до получения эластичной массы. В 1/2 стакана тепловатого молока развести дрожжи, смешать со 100 г муки и оставить на 10 минут. Все соединить, накрыть и поставить на час, чтобы поднялось. Желтки, сахар, соль стереть в однородную массу, взбить добела. Половину их влить в дрожжевую смесь, добавить 250 г муки, вымесить и дать подойти за час, затем долить другую половину, добавить полкило муки и месить тесто, пока не будет отставать от рук. В готовое тесто влить небольшими порциями теплое сливочное масло, вымесить, добавить пряности, коньяк, снова дать тесту подойти.

Потом осадить, всыпать 2/3 изюма и цукатов, обваляв их в муке, чтобы не осели на дно, и дать тесту подойти в третий раз.

Разделить тесто пополам (для двух куличей), залить в формы до половины, посыпать оставшимися изюмом и цукатами и дать подняться на 2/3 формы. Затем обмазать яичным желтком и поставить в духовку на небольшой огонь на 45 минут.

Датский кулич

Взять: 100 г смеси сухофруктов, 5 ст. ложек рома, 500 г муки, 20 г дрожжей,

250 мл теплого молока, 80 г сахара,

1 ч. л. натертой цедры лимона, 1/2 ч. л. молотой корицы, по 1/4 ч. л. молотого имбиря и кориандра, щепотку гвоздики и соли, 2 яйца, 100 г мягкого сливочного масла, 100 г панировоч-ных сухарей, 250 г сахарной пудры, 4 ст. л. лимонного сока.

Сухофрукты нарезать кубиками, залить ромом и настаивать около часа. Из муки, дрожжей, молока, сахара, лимонной цедры, пряностей, соли и яиц замесить тесто, оставив немного муки, в которой обвалять сухофрукты. Форму смазать маслом и обсыпать сухарями, затем наполнить тестом. Дать подойти. Поставить в холодную духовку. Выпекать при 200 градусах 45 минут.

Для глазури: просеянную сахарную пудру развести в лимонном соке. Еще теплый кекс полить глазурью, после чего дать ему полностью остыть.

  Правила пасхи

  Господину Корсакову принадлежит и еще одно кулинарное открытие - рецепт «долгого пирога»: «В отличие от круглого пирога, который символизировал вечную Церковь Христову, долгий пирог был вытянутым: длина - сажень (2,10 м), ширина - пол-сажени, высота - четверть. Внутрь клали творог и мак, прослаивая их блинами. И, что интересно, Григорий Каташихин, живший при дворе Ивана Грозного и сбежавший от него, описывал потом иностранцам трапезы царские и долгие именные пироги с такой достоверностью, что я легко смог их себе представить. Прочитав о долгом пироге впервые, я потом проснулся ночью, и меня как ударило: я открыл Библию на том месте, где Господь поучает Ноя, как строить ковчег. Пропорции долгого пирога оказались такими же, как и ковчега, в масштабе 1:75».

Повару приходится верить на слово - ни у него самого, ни у нас нет такой печи, чтобы испечь полноценный долгий пирог. Но, во-первых, можно сделать масштаб поменьше. Во-вторых, вместо долгого пирога испечь круглый. А уникальность момента отметить другими изысками. Сварив, например, холодец из трех видов мяса: говядины, свинины и птицы. Или приготовить запеченную осетрину. Вынув рыбину из духовки, надо ее аккуратно выложить на блюде и соединить с головой, по которой сразу легко узнать драгоценную рыбью породу. Эта радость узнавания и превратит банальный обед в праздничную трапезу.

Взявшись за пасху, надо, во-первых, как и в случае с куличом, не экономить. Забыть о диетах и приготовить собственную печень к тяжелому удару - в смысле жирности тяжелее блюда, чем пасха, нет. Но если взять свежайший творог и прочие достойные ингредиенты, то можно испытать удовольствие гурмана.

Взять самый свежий творог, протереть его сквозь сито. В полтора килограмма творога положить 4 свежих яйца, пол-литра сливок, 1 кг сливочного масла, сахар и соль.

Все размешать и, сложив в кастрюльку, поставить на плиту. Когда творог согреется до кипения или даже закипит, снять с плиты, поставить на лед и мешать хорошенько, пока не остынет. Потом сложить в форму, положить под пресс и поставить в холодильник. Назавтра можно есть.

1,5 кг свежего, протертого сквозь сито творога, 10 сырых яиц, 300-350 г сливочного несоленого масла, 600 г сметаны.

Сложить все ингредиенты в кастрюлю, поставить на плиту, мешая постоянно деревянной лопаточкой, чтобы не пригорело. Как только творог дойдет до кипения, то есть покажется хотя бы один пузырек, тотчас снять с огня, поставить на лед и мешать, пока не остынет совершенно. Тогда положить от 350 до 700 г сахара, толченого с палочкой ванили, полстакана толченого очищенного сладкого миндаля. Размешать все хорошенько, сложить в пасочницу, выложенную салфеткой, и положить под пресс.

Чуть больше 2 кг мокрого творога, 10 желтков, 5 стаканов молока, 2 стакана сахара, 300-350 г сливочного масла, цедра одного лимона и палочка ванили. Желтки растереть добела с сахаром, развести молоком, положить вдоль разрезанную ваниль, подогреть, мешая до самого горячего состояния, лишь бы не вскипело, перелить в суповую миску, тотчас же, в горячее, положить холодное сливочное масло мелкими кусочками, размешать, остудить, вынуть ваниль, класть понемногу протертый из-под пресса творог, размешать, переложить в пасочницу и поставить в холод.

За обедом в московском ресторане с Облонским Левин оше-ломляет приятеля- бонвивана: «Мне лучше всего щи и каша; но ведь здесь этого нет». Официант возражает: «Каша а ля рюсс, прикажете?» Облонский начинает заказ: «Суп с кореньями...», и официант подхватывает: «Прентаньер...» Но тот с нажимом повторяет: «С кореньями, знаешь?»

Это самое начало романа, еще не появились ни Анна, ни Вронский. Толстой расставляет портретные акценты.

Облонский в меру либерал, в меру консерватор, в меру западник, в меру патриот: любит французское, но заказывает по-русски. Попутно очерчен официант-татарин, существо, растворенное в сфере сервиса, где оно успело потерять и свое татарство, и свое российство.

Левин выше всякой кулинарии, тем более западной. Он еще не-давно клялся, что не наденет европейского платья, переехал в деревню и косит вместе с мужиками. За обедом с Облонским - додавливает читателя Толстой - «Левин ел и устрицы, хотя белый хлеб с сыром был ему приятнее». Перебор, мы после щей и каши уже все поняли. (Сыр, кстати, тоже не щи.) Самозванство Хлестакова ярче всего сквозит в реплике: «Суп в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа». Ну, ясно, плебей, которого на квартал не подпускали к приличным домам. Гоголь, правда, едва ли не единственный русский писатель (еще кое-где Чехов), у кого еда выступает и сама - ради несравненной своей красоты. Таков обед Петра Петровича Петуха в «Мертвых душах». Но вот милая и трогательная, но все же животно-растительная жизнь «старосветских помещиков» показана непрерывным поглощением пищи. Литературные герои едят инструментально. Чем и отличаются от нас. Мы тоже можем так поступать, но в особых обстоятельствах: обычно когда хотим себя выдать не за тех, кто мы есть. Обозначить мнимую принадлежность к высшим кругам.

В обнимку с д’Артаньяном Арамис пляшет, топча листы своей церковной диссертации - возвращаясь к жизни. Жизнь - баранина с бургундским. А догматическая, дидактическая и какая угодно диссертация - не жизнь.

Один из лучших кулинарно-идеологических рассказов - чеховский «Глупый француз». В московском трактире Тестова француз-клоун в оцепенении наблюдает человека, который на его глазах съедает 25 блинов с маслом, икрой, семгой и балыком, а затем еще селянку из осетрины. Попутно он сообщает французу, что через два часа у него званый обед, и тот окончательно убеждается, что перед ним - самоубийца, выбравший такой экзотический способ ухода из жизни. Но, оглядевшись, видит, что трактир полон таких же самоубийц.

Здесь Чехов словно восстановил баланс справедливости между двумя столь разными нациями. Всего годом раньше он написал рассказ «На чужбине», где над старым гувернером-французом издевается русский помещик, утверждая: «Французу что ни подай - всё съест: и лягушку, и крысу, и тараканов». В меню идет да-же «жареное стекло».

Элегантно в «Глупом французе» дана герою профессия. Он клоун: а кто же еще? Такой же, как тот помещик. Разрыв цивилизаций непреодолим - еще и потому, что преодолевать некому.

Короче, каша а ла рюсс, она же - блины с лягушками.

Развернутая кулинарная метафора - замечательная повесть датской писательницы Карен Бликсен «Пир Бабетты» (по ней снял фильм Габриэль Аксель - редчайший пример равноценной экранизации). Бежавшая в глухой норвежский городок от событий Парижской коммуны француженка Бабетта четырнадцать лет безропотно готовит двум старым девам, дочерям пастора, пивную похлебку из черного хлеба и размоченную вяленую треску. Жизни трех женщин кажутся, хоть и по-разному, но равно невоплощенными, как вдруг, выиграв большую сумму в лотерею, Бабетта устраивает для пуританской деревенщины изысканный парижский обед. Мастерство и художество торжествуют. Выразительно и внятно показано столкновение цивилизаций. Средиземноморье наступает на Скандинавию, католицизм на лютеранство, юг на север, радость жизни на усмирение плоти. Философия, религия, национальный характер и темперамент, модели повседневного поведения, нравы и манеры - все находит отражение в том, что у нас на столе. Все-таки не зря еда - самое частое приложение человеческих воль, средств, воображения, вкуса. Ничем иным мы не занимаемся по несколько раз в день. Именно в силу частоты этого занятия, оно по существу и психологично, и идеологично: как известно, мы - то, что мы едим. Хорошие писатели это умеют показать. Жаль, что редко.

 Жаль, что редко в благовидных или не очень - целях изобразить лживый восторг перед картошкой в мундире. В литературе все обстоятельства особые: иначе их не стали бы описывать. Поэтому герои едят психологически и идеологически обоснованно. Блистательно такое идейное блюдо изготовлено у Дюма. Арамис передумывает уходить из мушкетеров в аббаты. Уходил-то, видимо, с молитвой - но это за кадром. А возвращается точно с молитвой: «Унеси эти отвратительные овощи и гнусную яичницу! Спроси шпигованного зайца, жирного каплуна, жаркое из баранины с чесноком и четыре бутылки старого бургундского!» Символа веры мы не слыхали, а символ отречения - вот он.

FESTYLE КУХНЯ

«Лучший коктейль- мейкер мира», Chevalier I'Ordre des Coteaux de Champagne, глава Королевской гильдии британских барменов, смешивающий коктейли для Елизаветы II, - все эти титулы принадлежат самому знаменитому из ныне живущих сочинителей коктейлей Сальваторе Калабрезе

Маргарита СТЮАРТ встретилась с маэстро за барной стойкой.

 Сальваторе, так что такое, по-вашему, хороший коктейль?

Создание коктейля можно приравнять к сочинению духов. Обязательно должна быть гармония между внешним видом, ароматом и вкусом. Бокал и цвет напитка должны не просто нравиться, но и соответствовать аромату и вкусу. Когда вы вдыхаете парфюм, вы чувствуете общую гамму, и только через какое-то время открыва ются верхняя, основная и нижняя ноты. И у коктейля есть послевкусие, когда ингредиенты проявляют себя с лучшей стороны, причем каждый предыдущий подчеркивает достоинства последующего.

Как случилось, что вы занялись коктейлями?

Я начал работать в ресторане с 11 лет. И было это в маленьком провинциальном ресторане в центре Италии. В мои обязанности входило с пяти до семи утра нарезать к завтраку хлеб, затем открывать бар - включать кофеварку и готовиться к приему посетителей. Только после этого приходил бармен - синьор Рафаэлло. Этот незаурядный человек и дал мне, наверное, самый важный совет в жизни. Но этому совету предшествовал один случай. Я каждое утро должен был подавать кофе нашему шеф-повару синьору Альфонсо. Я всегда вежливо здоровался, но не удостаивался даже взгляда. Однажды я застал его за чисткой огромной рыбины. «Доброе утро, синьор Альфонсо!» Сеньор обернулся, показал на рыбину и прорычал: «Чего в нем доброго-то?!» Я рассказал эту историю бармену, и он дал мне совет: «Прежде чем пожелать доброго утра, удостоверься, что для этого человека оно действительно доброе». Я до сих пор благодарен Рафаэлло за него.

Почему?

Ваше мастерство - ничто, если вы не умеете «читать» людей. Бар - это театр. И чем талантливее

Попробовать творения Сальваторе Калабрезе можно в баре- библиотеке знаменитого отеля Lanesbo- rough, расположенного в самом центре Лондона, на Hyde Park Corner, в двух шагах от музея Виктории и Альберта и универмага Harrods. Калабрезе, регулярно устраивающий в своем баре коньячные и сигарные дегустации для постояльцев, вместе с самым прославленным поваром Британии Полом Гей- лером, творящим под куполом отельного ресторана-оранжереи, являются такой же неоспоримой достопримечательностью Лондона, как Тауэр и Английская королева.У меня на плече плакали и смеялись почтивсе поп-, рок- и кинозвезды.

Хозяин бара должен быть начитан, тактичен, харизматичен, знать несколько языков и, главное, уметь держать рот на замке. Когда я читаю в газетах сплетни о той или иной звездной персоне, всегда смеюсь. Никто не знает об этих людях больше меня. У меня на плече плакали или смеялись практически все поп-, рок-, теле- и кинозвезды. Я смешивал коктейли королям и королевам, политикам и бизнесменам. Написал девять книг о коктейлях, и выходили они огромными тиражами. Я понимал, что, если мне придет в голову написать про этих людей, эффект будет подобен разорвавшейся бомбе. Но я никогда этого не сделаю. Репутация моих клиентов и моя собственная дороже всего.

Но вы назовете имена тех, кого угощали?

Нелсон Мандела, Фидель Кастро, президент Буш, Маурицио Гуччи, принцесса Диана, принц Чарльз, сама королева. Числу голливудских и британских звезд я счет потерял. Да вон, посмотрите сами, кто сидит в конце барной стойки.

Робби Уильямс!

Он самый. Большой поклонник моего авторского коктейля «Мартини на завтрак».

Коктейль как отражение

Могли бы вы сходу придумать коктейль для русского человека?

Для какой-то национальности придумать коктейль сложно - все мы разные. Но я не раз придумывал коктейли для конкретных людей. Для этого мне нужна краткая характеристика персоны, фото, может быть, профессия и увлечения. И через час я представлю вам коктейль, который будет отражать именно вас. И вы дадите ему свое имя.

Если вы сделаете коктейль для меня,

то дать ему свое имя я не смогу. Почему?

Коктейль «Маргарита» уже есть.

Вам больше подходит «Марго». У «Маргариты» резкий кисловатый вкус, и он не очень крепок. А у вашего «Марго» в основе должен быть джин, а в послевкусии - ноты перца.

Если верить легенде, на Тегеранской конференции 1943 года Рузвельт угостил Сталина коктейлем «Мартини». Помощник президента записал в своем дневнике: «Четыре «Мартини» положили начало эпохе взаимопонимания»

Вот это да! А можете ли вы предсказать характер человека по выбираемым им коктейлям?

Конечно. Это происходит интуитивно. Я часто слышал, что коньяк или виски - напитки брутальных мужчин, а если эти напитки заказывает женщина, то она непременно должна быть жесткой и властной. Это не так. Коньяк заказывают люди с утонченным восприятием жизни. Это люди умные и интеллектуально развитые, но в то же время не избегающие острых углов жизни.

 В классическом сухом «Мартини» нет вермута, его Ян Флеминг добавил.

А виски?

Виски - для успешного человека, который в жизни всего добился сам. Это напиток двоякий, олицетворяющий силу и уязвимость одновременно.

Шампанское?

Шампанское - праздник, им увлекаются люди, живущие в состоянии вечного праздника или в ожидании его. Обычно это легкие, приятные люди, как правило, оптимисты.

«Оргазм» в бокале

Существует ли мода на коктейли? Если «да», то насколько

она изменчива?

Все новое - как известно, хорошо забытое старое. К примеру, 80-е годы XX века были эрой «Мартини», и сейчас это увлечение вернулось, только теперь коктейль «Мартини» готовят в сотнях вариантов. В 90-е в моде были коктейли с водочной тематикой. И это понятно: Россия была на пике популярности. Сейчас ассортимент водочных коктейлей продолжает расти, значит, из моды они еще не вышли.

Существуют ли коктейли, вышедшие из употребления? Любой бармен мечтает обессмертить свое имя новым коктейлем. Для этого он перерывает массу литературы, античной в том числе. Бывает, находятся давно забытые рецепты, которые мастер оживляет новыми вкусовыми красками.

 

 Известные повара обычно не повторяют чужих рецептов. А как принято у барменов?

Кто это вам сказал про поваров? Все это делают. Иначе в любом ресторане и баре подавали бы всего пару-тройку блюд и напитков. Сколько можно придумать авторских коктейлей? Два-три в год.

Но здесь важно не присваивать себе авторство. Однажды в бар ко мне зашла девушка и... попросила сделать ей оргазм. Я тихо сказал, что сейчас это никак не возможно, может быть, позже... Она засмеялась и дала мне рецепт коктейля «Оргазм».

Классика против Бонда

А что нельзя смешивать?

Считается, что нельзя смешивать виски и коньяк, потому, что виски из зерна, а коньяк из винограда. Но многие это делают. Я считаю бессмысленным смешивать «чистые» напитки. Скажем, джин и водку. Ингредиенты должны подчеркивать достоинства друг друга. Если основа - водка, то ее нужно либо подсластить вермутом, либо придать ей аромат и цвет соками или ликерами, слышала, вы не согласны с Джеймсом Бондом по вопросу коктейля «Мартини». И в фильме «Казино «Рояль» отказались сниматься.

Отказался, потому что не мог заставить себя стоять за стой- кои и на глазах у всего мира делать эти помои. Моя репутация погибла бы!

Самый знаменитый коктейль в мире вы называете помоями?»

В классическом сухом «Мартини» нет вермута. 

Джин с ромом смешивали для коктейля «Мартини» в разных пропорциях, начиная с 2:1. В 1940 году пили «Мартини» в пропорции 4:1. Рецепт президента Никсона - 7:1. А самый сухой рецепт - «Мартини вприглядку» - предложил Черчилль: «Наливаю джин и бросаю короткий взгляд на бутылку вермута, стоящую в дальнем углу комнаты...»

джин, немного лимонного сока и пара оливок. Эту комбинацию в 1912 году придумал бармен из Нью-Йорка Мартини ди Армади Таггиа.

А кто первым добавил вермут в «Мартини»?

Ян Флеминг. Он сам добавлял в джин вермут, но его Бонд уже требовал смешивать коктейль в шейкере, а это недопустимо! Ни джин, ни водку трясти нельзя. Нарушается структура напитка, он становится мутным, теряет вкус и аромат. Коктейль «Мартини», как, кстати, и коктейль «Манхэттен», можно только осторожно перемешивать, тогда он будет прозрачным как слеза.

По поводу знаменитых кубинских коктейлей, «Мохито» и «Дайкири»: в Гаване их делают с Havana Club, а, скажем, в Москве - с Bacardi. Где истина?

Если дело происходит на Кубе, тогда - Havana Club. Но! В самом первом рецепте «Мохито» и «Дайкири» был Bacardi: во время создания этих коктейлей именно Bacardi был в моде. И только впоследствии его заменили Havana Club.

Говорят, что алкоголь лучше не смешивать. Но коктейль - в любом случае смесь. А как тогда сберечь здоровье? Дело не в том, что вы пьете, а в качестве напитка и в его количестве. И еще: коктейли не пьют залпом, ими наслаждаются.

А если градус повышать, тогда похмелья не будет?

Ерунда! Если вы опустошите пару бутылок вина, а потом полбутылки виски, то наутро вам обеспечена точно такая же головная боль, как если бы вы пили вино после виски.

Нужна ли коктейлям закуска?

Коктейль - это наслаждение, еда тоже. Почему бы их не совместить? Но закуска должна быть такой же интеллигентной, как коктейль: фисташки, оливки, канапе и даже чипсы.

Какова идеальная крепость коктейля?

Она индивидуальна для каждого сочетания ингредиентов. Более того, это зависит от конкретного человека. Нет идеальной крепости, есть только разные вкусы.

 

 

Арбат Престиж 2007/4


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить