каталонские вина

 

вина

 

 

Алый берег - местный ответ кичливому берегу Лазурному. В Ницце и Каннах все гораздо шикарнее, зато здесь спокойнее и намного достойнее. Здесь по-другому живут, по-другому едят и пьют, взывается все это Руссильон ( ВОЛКОВА)

Да, Руссильон невелик, и все его вина составляют всего 2 % от того, чем в этом смысле богата Франция. В сущности, это капля в море. Но если посмотреть на это с другой стороны, а именно со стороны натуральных сладких вин, то картина получится совсем иная. Честь создания 80% такого вина принадлежит именно крошечному Руссильону.

Что выпить

Многие при словах «сладкое вино» презрительно морщат нос - мол, приличные люди пьют сухое. Ну, во-первых, сухими винами Руссильон тоже не беден, а во- вторых, высокомерно отказываться от сладкого могут только те, кто никогда не пробовал сладких вин Алого берега. Они здесь вовсе не угнетающе приторные, а свежие, насыщенные. Да и пьются легче иного сухого. И, что самое удивительное, все они странно не похожи одно на другое.

И еще это называется французской Каталонией. Живут здесь те же каталонцы, которых мы привыкли видеть в Барселоне. И говорят все (ну не все, конечно, а все больше старики и патриотически настроенная молодежь) по-каталонски. И добираться в эту южную часть Франции проще через Испанию: самолетом до той же Барселоны, а потом пару часов на машине. И все, вы в Перпиньяне, руссильонской столице. Перпиньян прелестен и сейчас. Прелестным он был и раньше, недаром здесь всегда было как медом намазано для разных творческих натур, типа Пикассо, Дали и Майоля. Неплохо сохранившиеся крепостные стены закрывают от чужаков пуганые улочки, половина из которых торжественно выложена мрамором. Собор со странным куполом, не цельным, как мы привыкли, а ажурно-воздушным. А на соборной площади по праздникам собираются местные жители и очень естественно, я бы даже сказала натурально, водят хороводы народного каталонского танца сардана. И понятно, что никто не агитировал их прийти поплясать, не свозил автобусами по разнарядке. Они веселятся по зову души. И где же веселиться, как не в Руссильоне, где вино льется рекой не первую тысячу лет. И какое вино! Конечно же, все началось с древних греков. Веке в седьмом (до нашей эры, разумеется) они приплывали в здешние края торговать железом. Ну раз уж они все равно оказа-лись на здешних берегах, то грех им было не посадить тут виноградник-другой.

Потом из ослабевших рук древних греков эстафету виноделия приняли римляне... Так и повелось: натуральные сладкие вина Руссильона пили и во времена мрачного Средневековья, и тогда, когда здешняя земля входила в состав королевства Майорка, и потом, когда Руссильон стал французским. Пьют и сейчас.

 виноградные кусты, ростут здесь на расстоянии буквально нескольких метров. Происходит это потому, что в глубокой древности, а именно в третичный и четвертичный периоды, на земле Руссильона все тряслось и разрушалось, в прах рассыпались старые горы, а на равнинах буквально из ничего вырастали новые. В результате все так перемешалось, что в наше время на площади в 1 кв. км соседствуют десятки разных видов почв, на каждой из которых вырастает совсем особенный виноград. Ибо виноград, росший на сланцах, не имеет ничего общего с точно таким же сортом, но вызревавшим, к примеру, на известняках.

В большинстве своем виноградники Руссильона невелики, так что виноделы знают каждую лозу «в лицо». Некоторым, особо любимым и старым, они даже дают ласковые имена, нежно поглаживают их по сморщенным веткам, перебирают их листочки и что-то им шепчут. Похоже, для многих виноделов их бизнес - уже не совсем бизнес. Потихоньку они отказываются от увеличения литража и удешевления производства. Наоборот, все больше виноделов попадается в сети биодинамики, когда абсолютно все происходит натуральным образом. Один из самых ярких приверженцев биодинамики, господин Гоби, отказался от удобрений после того как однажды поутру на винограднике обнаружил мертвых птиц. Птицы поклевали червячков, поевших удобрений. Господин Гоби пришел в ужас - и птичек было жалко, и понятно было, что химия, отравившая пернатых, попадет в вино. С тех пор единственным удобрением его виноградников стал компост. Мало того, мсье Гоби практически отказался от средств механизации, и теперь на его винограднике, в основном, работают лошадки. Конечно, от всего этого вина стало меньше, и оно стало несколько дороже, но при этом оно еще и заметно лучше на вкус. Я уж не говорю о его пользе для организма. Так что у понимающих людей вино, на котором написано Domaine Gauby, идет нарасхват.

Руссильон - местность приморская. И, конечно, дары моря весьма широко представлены в местной кухне, однако при этом кухню Руссильона ни в коем случае нельзя рассматривать как средиземноморскую классику. Здешняя манера готовить совершенно уникальна. 

Зачем, например, жевать абы какую ветчину, когда можно отведать pernil - тоже ветчину, но приготовленную из свинок, при жизни обитавших в горах и выросших на свободе? Или зачем есть суп из пакета, когда на каждом шагу тебя ждет ollada - как бы простой и незатейливый суп крестьян Северной Каталонии?

Кому нужен хот-дог, когда есть sobrassada ,душистый Muscat de Rivesaltes.

Будучи жителями мест, где море встречается с сушей, руссильонцы и свою национальную кухню построили по этому же принципу. Потому в здешних краях в одной тарелке непринужденно соседствуют такие, на наш взгляд, плохо совместимые антиподы, как, например, кролик с улитками, курица с креветками или баранина, густо нашпигованная анчоусами. На вкус блюда руссильонской кухни довольно неожиданны, но совершенно неотразимы.

Правда, в отличие от прочих средиземноморских гастрономий, кухню Руссильона трудно назвать диетической, впрочем, она и не тяжелая. Когда все ингредиенты свежи и безупречны, еда в любом случае принесет организму только чистую пользу. Однако в этом же и беда местной кухни. Часто она требует такого количества сугубо местных свежайших ингредиентов, что пытаться повторить ее где-нибудь в другом месте - значит, опорочить саму идею. Потому что для приготовления все той же баранины с анчоусами нужен не абы какой баран, а непременно барашек, всю свою короткую жизнь гулявший на южном склоне самой высокой местной горы Канигу и овевавшийся бодрящим северо-западным ветром трамонтаной. Что до анчоусов, то они обязательно должны быть пойманы и правильным образом приготовлены только в маленьком портовом городке Кольюре. А та рыбка, которую в других местах тоже называют анчоусом, у руссильонцев вызывает разве что легкое недоуменное пожатие плечами.

Не то чтобы они делали из еды культ... Разве что самую капельку. С другой стороны, почему бы нет?

аутентичная колбаска нечеловеческой вкусноты? И кто даже подумает о походе в McDonald’s, когда к его услугам любовно хранившийся со Средневековья рецепт Freginat de Baixas - говяжьего соте в чесночно-масляном соусе с сухофруктами? А закусить всю эту роскошь неплохо овечьим сыром - пиренейским томом. Его почему-то положено есть с айвовым джемом, хотя, конечно, можно и просто так.

В здешней кухне очень органично смешалось что-то испанское, что- то французское, что-то арабское, что-то еврейское и даже что-то цыганское. Так, от цыган остался довольно странный десерт, состоящий из крема по-каталонски, подаваемый вместе с хлебом. Другой уникальный десерт - La Rous- quille - это что-то такое круглое, похожее на пончик, но не пончик, и пропитанное чем-то совершенно неземным...

А окончательно отлакировать обильную трапезу поможет Muscat de Rivesaltes - сладкий, крепкий, невероятно душистый мускат, одно из любимейших вин в здешних краях, и не только в здешних. Редкий турист уезжает отсюда домой, не прихватив с собой бутылочку-другую руссильонского муската. Предполагается, что бутылка эта будет хорошим подарком друзьям. Хотя, как следует подумав, все оставляют привезенное исключительно для собственного употребления. И никто их не осудит.

 

 

Арбат Престиж 2006/10


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить