Флора-фауна

  

 

 

FESTYLE ФЛОРА

Есть такие люди, которые и впрямь способны чесать своему питомцу брюшко три раза в день, если это нужно для того чтобы он хорошо себя чувствовал. И питомцы откликаются на эту заботу самым трогательным образом. У просто людей всякие эти бразиликактусы, мамиллярии, ребуции и хомалоцефалы сидят себе в горшках, как смирные колючие шарики, а у любителей - носят цветочные венки и цветочные короны, водружают себе на макушки разноцветные шляпы, выращивают уши-граммофончики, повернутые в разные стороны, и вообще - резвятся изо всех сил.

Кактус - очень смешное растение. В магазинах и киосках, которые ими торгуют, этого не понимают. Им приклеивают на макушки сухоцветы и приделывают пластмассовые глаза - типа прикольно. Это, конечно, не может не обидеть порядочный кактус. Но поскольку растение это чуть ли не самое терпеливое, снести оно может многое. Они сносят плохой уход. Сморщиваются, съеживаются, ничем не напомнят: «Ты меня уже два месяца не поливаешь». Польешь - растопырятся, счастливые. Сносят даже вранье. 

Глубокой осенью, когда от цветов за окном остается одно воспомиание, радуешься даже на «подоконник», потому что кактус – друг еловека | Ирина ЛУКЬЯНОВА

Никитском ботаническом саду есть кактусарий.

В нем растут, наверное, все кактусы, какие бывают в природе. Мои самые любимые - большие зеленые шары с желтыми колючками. Они стоят такие хитрые и предлагают всем на них сесть. «Мы пуфики, - говорят. - Мы пуфики!» Моя семья сразу соорудила сказку о том, что если эти кактусы любить, лелеять и чесать им брюшко, то они сделаются пушистые и на них в самом деле можно будет сидеть. Но брюшки им, видимо, не чешут.

А что они пуфики, оказывается, знаем не мы одни. Минувшим летом довелось услышать, что это «пуфики для Тимошенко». А длинный кактус называют «колом для Ельцина». Политизированные такие растения. Или те, кто на них смотрит.

По науке «пуфики» называются эхинокактусы. У всей этой колючей братии вообще такие дикие названия, что запомнить их совершенно невозможно. Их только любители знают по именам: артроцереус, астрфитум, ариокарпус, апорокактус... Любите кактус у старушки возле метро, говорит, что он цветет белым в мае.

 А он зацветает алым в декабре, когда никто уже ничего не ждал. Впрочем, есть среди них и такие, кто никаких обид терпеть не намерен и сам кого хочешь обидит. Например, опунция - очень злой кактус. Она мне нравится, но только на расстоянии. Нравится, какая она могучая, растет сизыми зарослями в Крыму и цветет бледно-желтыми цветами, нравятся ее пурпурные плоды, которые про-даются осенью в овощных лавках в Италии. Плоды вкусные, между прочим. Не нравится она мне только в одном виде - у меня на подоконнике. Потому что опунция роняет иголки. Иголки у нее мелкие, тонкие, малозаметные и впиваются в пальцы. Колючку опунции извлечь из пальца (или пятки, если наступишь) почти невозможно, только очень тонким пинцетом. Обломится - все, кранты, будет болеть и колоться несколько недель. Каждый раз, как я передвигаю опунцию, она свирепо втыкает мне в пальцы по 10-20 незаметных стрел, потом час вытаскиваю. Моешь подоконник - иголки прячутся в тряпке и втыкаются, когда ее выжимаешь. Зато недавно я прочитала, что опунцию можно высадить на даче в землю, и она прекрасно перезимует в Подмосковье. В общем, судьба моей опунции уже решена. Столбики и шарики, лепешки и сосиски, крученые и рассеченные, снабженные чешуйками, дольками, листиками, члениками и сегментиками, колючками, крючками, волосами и пухом... Кактусы поражают воображение даже тех, кто ко всяким растительным чудесам давно привык. Спокойные, некапризные и нетребовательные, кактусы тем не менее предоставляют человеку много умных, странных, тихих забав - добиться цветения, привить один к другому, опылить цветок лесного кактуса и дождаться плодов... Удовольствие совсем уж мало кому известное - растить кактусы из семян. Семена продаются и стоят копейки, всходят хорошо, а уж как смешон росток кактуса, еле выглядывающий из земли, - надо увидеть, чтобы оценить. И уж как интересно наблюдать, какие они потом получаются разные, как приобретают разнообразную форму. Кактусы любят дети. Сидят на подоконнике и радуются на них. Любят некоторые кошки. Подходят... и ам! Прямо с колючками. Любят некоторые компьютерщики, почему-то уверенные, что кактус возле монитора как-то облагораживает атмосферу. А пуще всех их любят кактусоводы, способные ради редкого экземпляра пойти на преступление, как это описано у Карела Чапека. Собственно, кактусы весьма достойны такой любви.

Или, по крайней мере, того, чтобы на них не наклеивали пластмассовые глаза. 

 Все, чем мы, люди, отличаемся от прочих животных, - это не совсем то, чем можно было бы похвалиться в приличном обществе. Животные не похищают друг друга ради выкупа; животные не убивают друг друга просто так, да еще и в промышленных объемах; не уничтожают окружающую среду; не страдают по поводу того, что у их ближнего брючки от Gucci и машина Ferrari; не делают карьеру; не заставляют своих тугоухих детей играть на фортепиано... И что мы можем противопоставить всем этим бесспорным преимуществам животного перед человеком? Ничего. Впрочем, нет. Есть кое-что, что хоть немного оправдывает человечество. Только звери умеют любить просто так, то есть бескорыстно, причем не друг друга. В любви между людьми бескорыстия нет и в помине. На подлинную, чистую и незамутненную любовь мы способны, только если речь идет о наших домашних животных.

К счастью, уже почти ушли в прошлое мрачные времена, когда каждое животное, приближенное к человеку, обязательно должно было приносить ему пользу: собака пасет и охраняет, кошка ловит мышей, ослик таскает тяжести, голубь носит шпионские донесения. В таком подходе к братьям нашим меньшим, безусловно, есть что-то муравьиное, а я вот, например, не хочу быть похожей на муравья. Хотя ничего против муравьев как таковых, конечно, не имею.

Подниматели настроения

Есть на свете люди, которые вообще не любят животных. Ну не дано им это! И все! Хотя лично я ни одного такого человека в своей жизни не знала, может, потому что подсознательно не хочу иметь с ними ничего общего. А может, потому, что многие из тех, кто не любит животных, этот изъян своей души тщательно скрывают, ибо сами понимают: признаваться в таком примерно  так же прилично, как сообщить о своей, например, педофилии  или о приверженности расистским взглядам. Как бы то ни было, ни одно животное, кроме человека, не умеет заводить себе домашних любимцев. Правда, муравьи разводят тлей - они их каким-то образом доят. Но любят ли они своих тлей, вот в чем вопрос? А мы наших зверей, конечно, любим (Ольга ВОЛКОВА).

 О таких личностях,которые не любят животных, мы даже говорить не будем, потому что о них и сказать-то нечего. Остальные же животных любят. И им в этом  повезло, ведь именно любовь к своему домашнему животному - это то, что не позволяет человеку самому превратиться в животное в самом плохом смысле этого слова, то есть в скотину. Потому что животные облагораживают человека, и степень возвышающего воздействия на нашу душу одной самой маленькой морской свинки намного превосходит даже многократное прослушивание всего «Кольца Нибелунгов».

Человек пришел домой с работы. На работе его гнобило начальство и изнуряли своей тупостью подчиненные; по дороге с работы его затолкали в метро или довели водители соседних машин, за- чем-то «понаехавшие» и устроившие дикую пробку; в доме сломался лифт, так что пришлось переться пешком на 13 этаж, да еще и с сумками, у одной из которых, конечно, оторвалась ручка... В общем, идет нормальный процесс жизни, от которого хочется либо убить всех, кто попадется под руку, либо самому выброситься из окна. И вот, уже почти не сдерживая все непечатные слова, которые так и рвутся наружу, человек приходит домой... И на него со счастливой улыбкой напрыгивает его собака, исполняя невероятный танец под названием «Смотрите все, мой любимый хозяин вернулся!». Не собака - значит, из-за угла смотрит кошка, старательно делающая вид, что ей-то вообще-то на вас совершенно наплевать. Но, выдержав паузу, она все-таки придет - нет, прибежит! - и примет участие в расшнуровывании обуви, и потрется о ноги.

 Людям такие чистые эмоции, к сожалению, не свойственны.

И через пять минут вам уже не так плохо, как было совсем недавно. Вы смеетесь, вы подобрели - и ушла злость, которую вы непременно сорвали бы на первом же подвернувшемся родствен-нике, зачем-то бродящем по вашему дому. А так звери послужили буфером - а вы всего-то погладили их пахнущую домом и теплом шерстку и позволили им дать вам лапу, или поцеловать вас в нос, в щеку, или... Как там еще ваша зверушка привыкла показывать вам свою любовь?

Звери как двигатель прогресса

Звери полезны для здоровья - они лечат больные суставы и понижают давление. К тому же хозяину собаки несколько сложнее растолстеть, чем тому, у кого собаки нет.

Только животным под силу рассмешить нас, когда нам хочется плакать.

А любимая вами кошка мурлыкается так, что заглушит уличный шум... Нет кошки - значит, в своей клетке запрыгает от счастья ваша ручная крыска, или заржет и затанцует в своем стойле ваша лошадка, или взволновано заорет птичка. И даже такие вроде бы бессмысленные существа, как рыбешки в аквариуме, - и те приплывают поближе к стеклу. Все они бесспорно вам рады. Причем рады так, как никто и никогда не радовался вашему возращению.

Гражданин после еды может завалиться на диван перед телевизором, а тот, у кого есть собака, непременно должен сначала сбегать с ней на прогулку. Прописная истина: ребенок, который рос, заботясь хотя бы о хомячках, вырастает более ответственным и добрым. Конечно, стопроцентной гарантии этого не дают и животные. 

 Вспомнить хотя бы Гитлера, который больше всех на свете любил свою овчарку, однако даже это высокое ство не помогло ему стать человеком. Так что одной лишь любви к животным не достаточно, но это необходимое условие. Только зверям подвластно разбудить в нас все самое лучшее, запрятанное от окружающего мира. Только с ними даже самый мрачный диктатор может проводить время, безмятежно кидая собаке палочку или почесывая кошке животик. И в такой момент даже этот самый мрачный диктатор хотя бы временно оставляет свои злодейства и расплывается в счастливой детской улыбке.

Только животные могут рассмешить нас тогда, когда нам хочется плакать, и утешить, когда мы таки зарыдали. Только звери очень нужны нам, ведь без них мы окончательно одичаем.

Они не обижаются, когда мы их обижаем. Только они готовы немедленно бросить все свои дела и начать делать то, чего от них хотим мы. Ну, это, конечно, не все животные - это, в первую очередь, собаки, от кошек или удавов такого вряд ли дождешься. Но ведь именно собаки - самые близкие нам звери, принимающие нас такими, какие мы есть, и еще считающие, что лучше нас никого быть не может. Звери очень нужны нам, потому что без них мы бы совсем одичали. А вот мы... так ли уж мы нужны нашим зверям, как они сами почему- то думают? На самом деле они вполне могли бы обойтись и без нас. А вот мы без них пропадем.

Неважно, кого вы любите - кролика или мадагаскарского шипящего таракана. Неважно, кто у вас есть - карликовый шпиц, вокруг которого сюсюкают все встречные старушки, или здоровенный тарантул, из-за которого к вам в дом опасаются приходить гости. Важно одно: чтобы у вас был хоть кто-то, общение с кем приносит только радость, и кто если и может вас огорчить, то совершенно не специально. Кто никогда не воткнет вам нож в спину, не устроит подвох и не воспользуется вашей слабостью.

Впрочем, нет, животные очень охотно пользуются нашей слабостью. Они знают, что если особенно трогательно клянчить еду или особенно упорно лезть на кровать, все у них получится. Но и это,выходит так мило, что всерьез на них сердиться не способен один нормальный человек.

В животных одна загадка. Да, человеку, который пустил их в свою жизнь, они дают много любви. Но они каким-то образом умеют давать процветание целым годам - вот в чем странность! отрите сами: те страны, в котоых люди любят и жалеют зверей, живут куда лучше, чем государства, граждане которых ценят животных за шерсть, удой или яйценоскость. Самые зверелюбивые страны - Англия, Франция - живут в тысячу раз достойнее, чем жестокие к зверям юг и восток. Не будем показывать пальцем и называть страны поименно. Это ни в коем случае не значит, что животные каким-то образом двигают экономику или делают что-то в этом роде. Просто любовь к животным, видимо, рождает черты национального характера, которые ведут страны к процветанию. Интересно, куда пойдем мы? С одной стороны, в Москве с каждым днем все больше народу прогуливается со своими собачками. С другой стороны, в той же Москве все больше тех, кто при встрече с человеком, гуляющим с собачкой, принимается орать: «Ступить некуда, все за...ли, детей рожать не хотят, людям жрать нечего, а они собак кормят!» Пока вроде бы первых, то есть тех, кто с собачками, у нас больше. Но если когда-нибудь перевесят те, кто орет, тогда, боюсь, мы пропали.

 

 

Арбат Престиж 2006/10


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить