ВОЯЖ

ВОЯЖ

 

 

He знаю, все ли есть в Греции, но в ней точно все было для того, чтобы там родилась цивилизация, чтобы она оформилась, расцвела, пришла к упадку и была растащена по миру на камешки, статуи, цитаты, идеи. Но и то, что осталось, - восхитительно!

( текст Анна ГАМАЛОВА)

ВСЁ И СРАЗУ

Вывозили римляне, уничтожали турки, остатки увезли с собой гордые британцы, но ни один музей мира, ни одна копия, даже самая лучшая, ни одна энциклопедия не дает представления о том, что такое была классическая Греция, потому что смотреть на это надо целиком, вместе с небом, травой, линией горизонта. А это вывозу не поддается. Приходится иногда, конечно, включать воображение, чтобы в развалинах, в прямых линиях фундамента и нагромождениях камней разглядеть храмовые ком-плексы, на пустынные стадионы выпустить колесницы и заполнить трибуны возбужденными болельщиками.

Все выше, и выше, и выше

Древние красоты в Греции, как правило, находятся на горе. А туда же надо лезть! Это трудно и жарко, поэтому летом туда лучше не соваться. Куда приятнее лежать у моря на песочке, как новорожденная цивилизация в своей колыбели, и подставлять части тела Зефиру. Но если уж залезли, обливаясь потом, то утрите лоб, разогнитесь и оглядитесь по сторонам. Ведь вокруг необыкновенный простор. И чувствуешь себя птицей с крыльями, и понимаешь, что умеешь летать, а счастье есть. И вокруг переплетаются дороги, и небо накрывает все отчетливой полусферой, и вдали вьются какие-то дымки, и где-то пыль стол-бом на дороге - неприятель скачет или посольство с дорогими подарками едет? Вот так на вершине микенского акрополя сидишь под оливой и понимаешь: колодец для воды есть, запасы зерна и еды - огромные, крепостные стены толстенные, все подступы просматриваются и никто не страшен. Вокруг же горы, оливковые рощи, апельсиновые плантации.

Земля в Греции каменистая и сухая. Вдоль дорог по всем склонам видны шланги, шланги, шланги, неутомимо поливающие здешние леса и рощи. Не польешь - сухость, лесные пожары. Нет леса - корни не держат почву, начинаются осыпи и камнепады. В эту землю надо вкладывать много труда и лить много воды, но она отвечает благодарностью и родит все, что нужно для сытой и безбедной жизни в крепости на вершине горы, с запасами хлеба, вина и сушеных фруктов...

Хотя на самом деле - это программа-минимум. Самая седая, совсем уже легендарная древность. К ним туда на гору, небось, лично спускались небожители поболтать о том о сем или устроить начальственный нагоняй нерадивому правителю по жалобам с мест. Чуть ближе к нашему времени - и люди сами потянутся к небожи-телям вверх. И полезут из горных склонов и вершин к небу храмы, украсятся статуями, прирастут сокровищницами, и начнется паломничество жаждущих предсказаний и исцеления. Тут уже не об одном хлебе пекутся, тут прибавляются зрелища, и не только ошеломительной природы.

Глазам - зрелищ, телу - пищи, уму - размышлений, душе – молитвы, казначеи принимают дары, в театре играют, на стадионе соревнуются. И каждому - по потребностям. В Дельфах на склоне горы, поросшей соснами и кипарисами, можно торчать на одном месте очень долго, впитывая в себя эту невозможную красоту. А можно пойти изучать кладку развалин, архитектуру сохранившихся сооружений, любоваться на очередной «пуп Земли»- огромное каменное яйцо. Правда, к нему подобраться трудно. Только вознамеришься его разглядеть, как уже кто-то лезет позировать перед камерой.

Тут же Кастальский ключ - источник поэтического вдохновения. И тоже не подойти - всем хочется нахлебаться вдохновения про за-пас. А еще в Дельфах есть музей. Многие не любят музеи, а зря. Какие там котлы! Какие треножники! Какие головы грифонов! Не говоря уже о том, что поглядеть своими глазами на дельфского возничего - тоже дорогого стоит: живьем все совсем не такое, как на картинках, даже статуи не такие, пусть это и самые лучшие копии. И треножники не такие. И в целом, весь музейный подбор фигурок и фитюлек, пузырьков и черепков, банных принад-лежностей и великих статуй довольно понятно рассказывает, что это было за время, какие люди в нем жили, что они любили, как хитри- как ссорились... Древние греки, древние греки... А они - нормальные были люди, а не какие-то там древние. Мы бы тогда жили - и мы были бы такими же.

Зрелища

В Дельфы приезжает каждый жающий себя экскурсант. У древних тут было солидное предприятие: пифии вам предсказывают, не соскучишься.

А вот в Олимпии предназначение комплекса совсем другое - спор-тивно-культовое. Тренировочные залы, стадионы, аллея славы, баня, гостиницы, массажные салоны. Здесь же храмовый комплекс для души - прием жертв и благодарностей за победы. И развесистые оливы, с которых падают ягоды в траву. Раньше были статуи чемпионов, сейчас только камни с дырками, куда вставлялись их ноги. Олимпия торжественно хранит олимпийское спокойствие. Чего не скажешь о туристах - выскакивают на стадион и носятся как ошалевшие, вопят, руками машут. Устали в своих автобусах сидеть. Автобусные переезды - отдельная песня. Тоже получаешь все в комплексе: ранние подъемы, прекрасные виды, лекция экскурсовода о развитии демократии в Афинах, а заодно и несколько маленьких лекций от соседей. Случайные люди на чисто экскурсионных маршрутах попадаются нечасто, так что если гид вдруг замолчит, то есть шанс услышать, как учительница обращает внимание группы учеников на водораздел в горах, увлеченно говорит об осадочных и вулканических породах. Сзади продвинутая мать учит детей читать греческие буквы и выискивать греческие корни в русских словах. Сбоку соседка-математик объясняет соседу-историку принципы золотого сечения. В это время за окном мелькают горы, апельсиновые деревья, храмы, море... «А вот на этом месте Геракл, который надел на себя отравленную рубашку, пытался покончить жизнь само-убийством - поджег себя». Да? А вроде обычный поворот на гор-ной дороге, и тут таких вообще много. Вот на этом месте проповедовали апостолы, а там - бились спартанцы, вот здесь по земле ходила святая Пятница, а вон там, видите в тумане нечто голубоватое? - так вот это Олимп.

Комплексный подход

Святилища у греков были разного предназначения. С предсказательным и спортивным уклоном мы уже рассматривали, а вот Эпи- давр - святилище лечебно-профилактическое (посвящалось Асклепию - богу врачевания). Там тоже есть стадион, но это - не главное. И театр есть, но и это неважно. И храмы есть, и школа была для начинающих медиков. Главное, что есть, - это ощущение уюта и безмятежности, столь важное для прибывавших сюда больных. Им прописывали диету, спортивные занятия, посещение театра. Им разумно организовывали жизнь, и они выздоравливали. В Эпидавре тихо и нежарко: лес дышит прохладной сыростью, под деревьями растет трава такой шелковистой мягкости и такого зеленого оттенка, какой она бывает только в специальном кроличьем раю. А Эпидавр - специальный греческий комплексный подход к оздоровлению человека, где все и сразу: глазам - зрелищ, телу - пищи и упражнений, носу - запахов, уму - размышлений, душе - молитв. Пока упражняешься в скалолазании, осматривая акрополи на верхотуре, пока любуешься на природные и рукотворные красоты, слушаешь птиц и отдаленный монастырский колокол, укладываешь в голове массу полученных сведений, размышляешь, анализируешь, а то и просто скажешь: «Господи! Хорошо-то как! Все вместе, все связано, все гармонично. Цивилизация знала, где родиться». Монастырь ли это в Метеорах, где стоишь на скале, и дух захватывает от неистового великолепия, от счастливого осознания своей ничтожности и своего значения; Акрополь ли это в Афинах, где можно посмотреть вечности в лицо; древняя ли крепость в Салониках или зеленоватая вода Фермопильских источников - все это часть истории, часть мира, часть нас самих. 

На свидание к этой части себя и стоит съездить.

гулять: У ГЕРМАНА В НОГАХ

В Таллине придется поработать ногами. Одна часть города лежит на высоком холме, другая - внизу, между холмом и морем. На То- омпеа, верхней части Старого города, лет 400-500 назад жили датские и немецкие рыцари, державшие  страхе нижнюю часть Таллина с тамошними купцами и ремесленниками. Подняться на Тоомпеа нужно по улице Pikk jalg, что в переводе означает «длинная нога», а спуститься обратно нужно соответственно по Luhike jalg - тоже «ноге», но «короткой». Наверху, если это утро субботы, надо зайти в Домский собор, чтобы послушать органный концерт, а в любой день недели можно и нужно заглянуть в сад Датского короля с панорамной площадкой. Из сада надо прямиком идти в «Девичью башню», где варят лучший в городе глинтвейн. Если погода располагает разве что к горячительным, но никак не к горячим напиткам, то можно устроить пикник на газоне рядом с башней «Длинный Герман», под сенью эстонского парламента. В Нижнем городе есть Ратушная площадь, где стоит Ратуша с самым знаменитым эстонским артефактом - флюгером «Старый Тоомас». Посмотрите вверх, на флюгер, а затем сразу вниз, на булыжную мостовую, и найдете выложенный на ней деревянный крест. Он напоминает о довольно прискорбном инциденте XVII века. Пастор Панике убил в пьяной драке в трактире честно трудившуюся там девицу, на следующий день раскаялся и пришел в магистрат с повинной; магистрат оценил этот поступок и приговорил священнослужителя к казни на Ратушной площади. Рядом с крестом с 1420 года стоит аптека. При входе - современные лекарства, а в следующей комнате - засохшие средневековые.

Традиционных pre-party заведений в Таллине хватает. Например, Kahesksa (Vana-Posti, - недавно открывшийся бар в стиле хай- тек, где к ночной вахте готовят себя экземпляры «золотой молодежи». Moskva (Vabaduse Valjak, 10) хороша тем, что стоит подняться на хромированном лифте на второй этаж, чтобы попасть в одноименный клуб.

Но лучше всего не полениться и перед ночной программой выпить для храбрости в Kloostri Ait (Uus, 17). Заведение находится в левом крыле доминиканского монастыря. Там есть камин, деревянные балки и аккордеонист, который  вечерам играет что-то очень узнаваемо французское.

 меню: ЗА ОЛЕНЕМ И КОРИЦЕЙ

Гулять по Таллину и не присаживаться каждые полчаса за столик под тентом, чтобы выпить кофе и съесть свежую плюшку, - выше человеческих сил. Самую старую кофейню столетнего возраста ищите на улице Lai, 19, под прозаичной вывеской Kohvik («кафе» - по-эстонски). Лепнина, позолота на стенах, венские стулья и самые восхитительные в городе булочки с корицей, которые по выходным лично готовит владелица заведения Кристель. Но быть в Таллине и не съесть что-нибудь из средневекового меню - тоже совсем глупо. Ресторанов средневековой кухни в этом городе три, и все они хороши. Особенно душевен, как ни странно, самый известный - Olde Hansa (Vana Turg, 1). Официанты в форме лучников a la Робин Гуд приносят меню, в котором значатся: зайчатина с луковой подливкой и ржаной лепешкой, оленина с брусничным соусом, кровяные колбаски с гарниром из фасоли и чечевицы, густой эль местного приготовления и водка с эстон-ского острова Сааремаа. Вкусно кормят в недавно открывшемся рыбном ресторане Mookkala (Kuninga, 4), рекомендуем отведать там лосося в сырном соусе. Не менее вкусно и в ресторане тра-диционной эстонской кухни Vanaema Juures (Rataskaevu, 10) - ягненок, тушенный в сметане, - это песня!

ЖАБА ИЛИ ТРИ СЕСТРЫ

Таллин - город маленький, но отелей и апартаментов в нем полно. Ценителям privacy советуем забыть привычку останавливаться в отелях, а на сайте www.redgroup.ee найти апартаменты в самом центре Старого города: 45 квартир - от однокомнатных светелок до двухуровневых хором, от 50 до 170 евро за ночь; все удобства - от бесплатного Интернета до посудомоечной машины.

Но лучше задушить в себе жабу и забронировать номер (сьют - 700, одноместный - 310 евро за ночь) в отеле под названием «Три сестры» (Three siters, Pikk 71ЯоШ 2). Никакой связи с Чеховым нет, просто гостиница открылась в прошлом году в трех прижавшихся друг к другу домах XIV века, напоминающих трех девиц под окном. За эти деньги вы получите: во-первых, сам номер с замысловатыми фресками на потолке, случайно обнаруженными хозяевами отеля под четырнадцатью слоями краски и обоев, ванную комнату из отполированного мрамора и гранита и клубнику на завтрак, привезенную из Франции; во-вторых, соседство с церковью Олевисте и прекрасный вид на «Толстую Маргариту», одну из самых знаменитых башен таллинской крепостной стены; в-третьих, такую приятную мелочь, как трехчасовая экскурсия на паруснике по заливу с корзинкой для пикника, приготовленной шеф-поваром «Трех сестер».

шопинг: РУКАВИЦЫ, РЮМКИ, МАРЦИПАН 

Во-первых, ориентироваться надо на вязаные шерстяные свитера, шарфы,  носки и рукавицы с национальными узорами, пусть сейчас и не сезон. Настоятельно Советуем выйти за пределы Старого города и покупать шерстяные вещи на рынке у Mere pst по приятным ценам (свитер дешевле на 30-40 евро). Во-вторых, на Katarina Kaik продают стекло, которое выдувают тут  же, простое и цветное (от 35 евро за рюмку). В-третьих, напротив церкви Нигулисте торгуют отменными льняными скатертями по вполне человеческим (от 40 евро) ценам. В-четвертых, грех не прикупить знаменитый ликер Vana Tallinn (продается в любом супермаркете) да и вообще любой любимый алкоголь, потому что здесь он отчего-то дешев. А закусывать Vana Tallinn хорошо так же знаменитым эстонским марципаном, сделанным вручную: ищите его в крошечном магазинчике напротив Церкви Святого Духа (Piihavaimu, 2).

программа-минимум: УТРО ПОД ПАРУСОМ

В Таллине надо гулять по побережью Балтийского моря в восточном направлении. Хорошо с утра пораньше появиться в яхт-клубе (Regati pst, 3), арендовать плавсредство (от 180 евро за небольшую лодку до 520 за полноценную двухпалубную яхту) и отдать себя на волю волн. Не устроят волны - отдать себя на волю профессионалов из Pirita TOP SPA, расположенного неподалеку (Regati pst, 1), а затем перекусить в кафе Pirita Cloister с открывающимся видом на залив и снующие туда-сюда яхты. Несколько километров от Старого города по побережью в том же направлении отделяют Таллин от полуразрушенного монастыря святой Биргитты (Kloostri, 9). Монастырь славен историей: был крупнейшим монастырским сооружением в Ливонии, пока не пришел Иван Грозный, потом здесь снимали фильм «Три мушкетера: двадцать лет спустя».

 

 

Арбат Престиж 2006/7


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить